случай 03: Израиль


Этот текст также доступен на следующих языках:


 

GN-STAT Cлучай 03: Высокие технологии для

 

правителей и тиранов– израильское

 

оружие против прав человека.

 

Авторы: Wolfgang Landgraeber и Shir Hever

 

содержание

главы 1: Военная промышленность израиля - обзор

главы 1.1: С чего началось

главы 1.2: Шестидневная война 1967 г. и окупация

главы 1.3: Связи с американской военной промышленностью

главы 1.4: Кризис

главы 1.5: Приватизация

главы 1.6: Нишиглавы 1.7: Фирмы

главы 2: ТОРГОВЛЯ ОРУЖИЕМ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА–КРИТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ПОЛИТИКУ ЭКСПОРТА ИЗРАИЛЯ

главы 2.1: Израильское оружие в „Frozen Conflicts“

главы 2.2: Израильское оружие для Индии

главы 2.3: Израильское оружие для Азербайджана

главы 2.4: Длительный конфликт за Нагорный Карабах

главы 2.5: Права человека в Азербайджанеглавы 2.6: Другие случаи поставок израильского оружия в конфликтные регионы Азии

главы 2.7: Израиль в оружейном братстве с африканскими странамиглавы 2.8: Израильское оружие для целей ведения гражданских войн и геноцида в Африке

главы 2.8.1: Angola

главы 2.8.2: Руанда

главы 2.8.3: Кот-д´Ивуар

главы 2.8.4: Нигерия

главы 2.8.5: Кенияглавы 2.8.6: Южный Судан

главы 3: ЛАБОРАТОРИЯ

главы 3.1: Происхождение концепции

главы 3.2: Борьба с террором и „Homeland Security“ (защита Родины)

главы 3.3: Реализация израильского опыта в вопросах безопасности

главы 3.4: Исследования вопросов безопасностиглавы 3.5: Критика лабораторной концепции

главы 4: ДРОНЫ: ФЛАГМАНЫ ИЗРАИЛЬСКОГО ОРУЖИЯ

главы 4.1: Введение

главы 4.2: Капиталоёмкие войны

главы 4.3: Вооружённые дроныглавы 4.4: Дроны-самоубийцы

главы 5: ВЫВОД И ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ОБЗОР

главы 6: ПРЕСТУПНИКИ

главы 6.1: Офицеры / продавцы оружия

главы 6.2: Политики

главы 7: Авторы

 

1. военная промышленность израиля - обзор

Израильская военная промышленность представляет собой только небольшую часть глобального производства оружия, однако занимает в нём нишу, которая имеет большое значение. Она занимает ведущее место в области военных технологий, на которые ориентирована.

 

1.1 С чего началось

История израильской военной промышленности началась ещё до образования государства Израиль. Самая старая компания по производству оружия IMI - Israel Military Industries – была основана в 1933 г.[1]. Первые фабрики были построены без согласования с британской империей на тогда подмандатной британской территории в Палестине.

 

Хотя на тот момент не было государства, которое могло бы владеть этими фабриками, они были основаны не как частные предприятия с целью зарабатывания денег от продажи оружия, а в большей степени для поддержки неофициальных сионистских условно военных (вооружённых) групп. Оружие требовалось для защиты и расширения еврейских колоний в Палестине. [2]

 

Ведение колонизационной войны, которая переросла в войну 1948 г. и которую израильтяне окрестили „войной за независимость“, а для палестинцев осталась в памяти как „Nakba“ („Катастрофа“), потребовало оружие различных видов. Вооружение сионистской милиции зависело от поставок импортного оружия (в большей части завезённого из Чехословакии) – лёгкие бронированные машины и взрывные устройства.

 

Возможно самой известной конструкцией во время перед образованием государства был миномёт „Davidka“, названный в честь его конструктора David Leibowitch и косвенно в честь библейского царя Давида. Миномёт применялся на начальной стадии войны 1948 г.. Хотя он имел недостатки в точности поражения цели и силе пробоя, однако считался эффективным средством по части громкости взрыва и воздействия на гражданских лиц и нетренированных арабских бойцов, чтобы обращать их в бегство. Это обстоятельство подняло его эффективность в действиях по колонизации и этнической чистке Палестины. [3]

 

После образования государства Израиль первый его премьер министр David Ben-Gurion передал все полномочия министерству обороны, которым сам и руководил. Министерство, по-началу силами своих департаментов, вело различные исследовательские проекты и разработки под разными названиями. Сотрудники этих департаментов были госслужащими, обязанностью которых было обеспечивать потребности созданных вооружённых сил Израиля. Рождённый в Weimar (Веймер) конструктор оружия Uziel Gal разработал самую известную модель стрелкового оружия: автоматическую винтовку Uzi. Uzi была принята на вооружение израильской армии в 1951 г., а сам Uziel за эту разработку был многократно награждён. В 1975 г. покинул поприще израильских вооружённых сил и переехал в США, где участвовал в разработке других видов оружия.

 

По данным от одного из ведущих сотрудников израильского министерства финансов, Ya‘akov Lifshitz, в первые два десятка лет своего существования израильская военная промышленность не была в состоянии зарабатывать на продаже оружия, а в основном только обеспечивала потребность израильских вооружённых сил. Только при перепроизводстве или по результатам введения новых систем в производство, оружие продавалось, а полученные средства направлялись на разработку новых систем оружия в структуры военной промышленности, которая по-прежнему находилась под управлением министерства обороны.[4]

 

1.2 Шестидневная война 1967 г. и окупация

В результате войны июня 1967 г. Израиль увеличил свою территорию в три раза. Победа над армиями Египта, Иордании и Сирии вызвала чувство эйфории и осознание превосходства армии Израиля в регионе Ближнего Востока.[5] Несмотря на требование международной общественности отвести войска израильское правительство решило провести окупацию более интенсивно. Ожидалось усложнение импорта вооружений и действительно Франция, на то время самый крупный поставщик оружия в Израиль, ввела эмбарго на ввоз оружия в эту страну. Израильское правительство отреагировало на это увеличением инвестиций в военную промышленность и попыткой ввода новых производственных линий по изготовлению широкого спектра арсенала вооружений для применения во всех сферах военной деятельности.[6]

 

Государственная поддержка производства продукции военного назначения привела к стремительному развитию израильской экономики. Однако эйфория от успехов прошла с войной Йом Киппур (четвёртая арабо-израильская война „ссудного дня“) в 1973 г., когда стало понятно, что безмерные инвестиции не приводят к достижению цели.

 

1.3 Связи с американской военной промышленностью

Вопреки известному мнению, что правительство США реализует любое пожелание израильского правительства, взаимоотношения можно описать скорее как взаимоотношения заказчика и агента, при этом государство Израиль представляет интересы США на Ближнем Востоке.[7] И нигде эти взаимоотношения не являются более очевидными, как в военной промышленности. Поддержка Израиля со стороны США подтвеждается применением в Израиле продукции военной промышленности США. А в случаях, когда израильская оборонная промышленность предпринимала попытки разработать собственные системы, которые могли бы составить конкуренцию американской продукции, то американское правительство часто сразу принимало меры для предотвращения этих попыток.[8] Самым известным примером этому была попытка государственной компании Израиля Aerospace Industries (IAI) разработать боевой истребитель „Levi“, который должен был стать альтернативой истребителю F16 от Lockheed-Martin. Давление со стороны США привело к закрытию проекта не смотря на уже проведённые в него миллиардные инвестиции.[9]

 

Израильские компании за прошедшие годы поняли, что можно занимать только те ниши деятельности, которые не заняты американскими компаниями в силу того, что их продукт не согласуется с военной системой США. В августе 2018 г. председатель правления компании IAI, Harel Locker, сказал, что продажа израильского оружия в определённые страны часто имеет „политическую проблему“. И дальше он добывил „...если бы американцы могли бы использовать наши возможности и способности и работать с нами, как с младшим партнёром, то это было бы для нас хорошо.”[10]

 

1.4 Кризис

По началу элита израильских служб безопасности состояла из офицеров высших чинов полиции и вооружённых сил, чиновников министерства обороны, а также руководящих менеджеров компаний-производителей оружия. По прошествии первого десятилетия после образования государства Израиль эта группа людей имела огромное влияние на принятие политических и экономических решений как в правительстве так и в государственных институтах власти.[11]

 

Эта группа лиц стала постепенно терять своё влияние в израильском обществе. Их власть базировалась во многом на статусе героев войны, однако элита служб безопасности Израиля после 1973 г. стала в большей степени вести войны нетрадиционного формата. В последние пять лет она занималась в основном наблюдением за окупированными территориями. Её роль исполнителя при окупационном режиме уже не была столь уважаемой гражданским населением, как роль активного вина во время боевых действий после образования государства. И как следствие с годами для офицеров в отставке снижалась возможность занимать высшие позиции в экономике и политике. [12]

 

1.5 Приватизация

В 1990 г. израильское правительство приняло решение начать процесс ускоренной приватизации. Приватизация проходила в трёх вариантах: продажа предприятий по производству оружия, передача деятельности в области безопасности в аутсорсинг и снижением стоимости содержания в результате стандартизации. Процесс продажи предприятий-производителей оружия проходил медленно. Определённые фабрики были главным образом проданы частным компаниям или перепрофилировались в акционерные общества с государственным управлением и выпуском акций. Напр. Elbit Systems, одино из частных предприятий, которое было основано в 1966 г. при поддержке израильского министерства обороны, выросло благодаря тому, что поглотило малые оружейные предприятия (некоторые из них были частью государственной собственности) и пользовалось преимуществом от министерства обороны в конкурсных мероприятиях.[13]

 

Когда израильское правительство в 2013 г. приняло решение о продаже очень крупной компании IMI (Israeli Military Industries), то Elbit был единственным соискателем. Из-за этого несоответствия процедура торгов в настоящее время отложена, однако как только сделка будет одобрена Elbit Systems станет самым крупным израильским оборонным предприятием, способным к покрытию потребности бюджета сухопутных войск на 80%.[14]

 

1.6 Ниши

Так как израильские производители оружия не могут конкурировать с производителями США, то они должны искать для себя специализированную производственную нишу. Израильские генералы поняли, что достоинством израильской военной промышленности является „степень опыта“ в войнах и конфликтах.[15] В одном из следующих разделов будет представлена концепция этого т.н. „лабораторного“ характера и показано как израильским предприятиям удаётся испытывать оружие на обычных людях. Этим они надеются привлечь заказчиков, которые охотно имитировали бы израильских военных.

 

При этом израильские технологии настоятельно представляются не как оружие, а как „оборудование для защиты страны“. Израильские компании разрабатывают программное обеспечение по обработке и анализу данных, способное предсказать поведение человека, с целью выявления и ликвидации террористов ещё до совершения ими преступления.[16] Они разрабатывают электронное оборудование для обустройства стен, заборов и ограждений чтобы пресекать попытки подойти к обозначенной границе.[17] Чтобы держать гражданское население под контролем израильские предприятия разрабатывают широкий спектр устройств на основе технологий слежения (прежде всего камеры и биометрические сканеры).[18] Самые известные из них это беспилотные автономные летательные аппараты и дроны. Израильские оружейные компании продвинулись в группу мировых лидеров в области производства дронов. Дроны стали действенным элементом израильской слежки за народом Палестины именно потому, что с их применением стало возможным максимально ограничить непосредственный контакт между израильским солдатом и палестинцем.[19]

 

1.7 Фирмы

Четыре крупные компании Израиля, пока только они, которым удалось попасть в список SIPRI – 100 самых крупных производителей оружия в мире:

  • IAI (Israeli Aerospace Industries) - самый крупный из числа находящихся в собственности государства, израильский производитель оружия и продукции гражданского назначения, занимается производством и сервисным обслуживанием авиационной техники. Кроме этого и прежде всего компания IAI известна как разработчик и производитель беспилотных дронов (UAVs) и ракетной техники
  • Elbit Systems - самая крупная частная израильская компания по производству оружия, которая специализируется на широком спектре военных технологий, адаптированных к продукциии производителей США (напр. каски, камеры, аккумуляторы) и при этом поддерживает тесные связи с бывшими политиками
  • Rafael Advanced Defense System Ltd. - компания, которая также находится в собственности государства, известна производством ракетных систем „Железный Купол“ (Iron Dome) совместно с американским производителем Raytheon. Компания Rafael производит также и беспилотные автомобили и системы защиты для бронированых машин
  • IMI (Israeli Military Industries) - старейший производитель оружия. Кроме прочего производит боеприпасы и снаряды, ракеты и двигатели. В настоящее время передано в управление Elbit Systems.

Этот список можно дополнить ещё двумя компаниями: IWI (Israeli Weapons Industries) – частная оружейная компания, относящаяся к производителям, которую используют вооружённые силы для продажи огнестрельного оружия и для распространения своей продукции, которую они сами не производят.[20] Далее ещё одна частная компания Aeronautics, скандально известная тем, что продавала вооружение покупателям с сомнительной репутацией в части прав человека. (см. раздел 2). В настоящее время Rafael и некоторые другие частные инвесторы пытаются купить компанию Aeronautics.[21]

 

Все эти компании имеют департамент Homeland Security Products (напр. систем для обеспечения безопасности границ и ведения наблюдения внутри страны), что стирает грань между производством оружия как таковым и производством продукции для внутренней безопасности. По данным израильского министерства экономики и промышленности в стране зарегистрированы около 600 компаний малого класса, специализирующихся на внутренней безопасности.[22]

 

2. ТОРГОВЛЯ ОРУЖИЕМ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА–КРИТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ПОЛИТИКУ ЭКСПОРТА ИЗРАИЛЯ

 

2.1 Израильское оружие в „Frozen Conflicts“

„Замороженный конфликт“ (англ. Frozen Conflict), это понятие, введённое политологами, активиствми за мир и историками, обозначающее ситуацию приостановки военных действий без заключения мирного договора между государствами или государственными субъектами, находящимися в состоянии войны или военного конфликта. Таким „Frozen Conflicts“ имеется несколько примеров. Некоторые из них в Европе - Балканские страны (напр. Сербия / Косово), а также восточная Украина и Крым, Кавказ и Средняя Азия – Армения / Азербайджан (конфликт в Нагорном Карабахе), „восставшие провинции“ Абхазии и Южной Осетии в Грузии, а также приграничные конфликты между Индией и Китаем. Замороженные конфликты могут быть в любой момент разморожены и перерасти в активные военные действия.

 

Самой опытной страной в делах „frozen conflicts“ является Израиль. Со времени образования этого государства активные и пассивные конфликты на его и прилегающих к нему территориях постоянно сменяют друг друга, а оборона Израиля настроена на ответные военные действия в соответствии с обстоятельствами. Предположительно основанием для введения состояния замороженного конфликта в своих или прилегающих странах является то, что они в делах политики безопасности и торговли оружием особенно часто или особенно тесно сотрудничают с Израилем. Тот факт что Израиль в области высоких военных технологий быстро занял лидирующие позиции в мире, даёт ему такую возможность.

 

2.2 Израильское оружие для Индии

Индия является мировым лидером по объёмам закупок вооружений. Замороженный конфликт с Китаем по вопросу границ в Гималях и ассиметричная война с Пакистаном в регионе Кашмир усиливает и без того постоянно растущую потребность в оружии. Не законченные до сих пор войны с Пакистаном с 1971 г. и Китаем с 1962 г. могут в любой момент вновь разгореться.

 

Последние сообщения о боях на пакистано-идийской границе в районе Кашмира приходятся на 2016 год,[23] а о боях на горной границе с Китаем в Гималаях протяжённостью 3.225 км - на 2017. [24] Фактической причиной конфликта является конкуренция между двумя странами с миллиардным населением и обладающими атомным оружием Индией и Китаем в вопросе, кто из двух будет занимать главенствующую стратегическую позицию в зоне Индийского Океана. Обе страны вооружаются друг против друга, обе страны делают ставку на расширение и совершенствование своей оборонной промышленности.

 

В определённые годы Израиль был важнейшим поставщиком оружия в Индию, напр. в период с 2014 по 2016 гг. были выполнены поставки оружия на общую сумму ок. одного млрд. долларов США. Израиль занимает любую, даже самую маленькую, нишу в этой потребности. Например подразделения индийских специальных пехотных, воздушных и морских частей оснащены израильскими винтовками Tavor и Galil.[25] В области высоких технологий вооружений, напр. ракеты противовоздушной обороны типа Barak, ведутся совместные (Joint-Venture) многомиллионные проекты с Индией. Новая программа обеспечения ракетными комплексами Barak 8 сухопутного или морского базирования поражает самолёты, ракетные носители и сверхзвуковые летательные аппараты. Первый контрольный старт комплекса Barak 8 был произведён в 2010 году. Поставка комплексов Barak 8 морского базирования для индийских военно морских сил планируется в период 2019 - 2020 гг. Дальность поражения цели в зависимости от типа (MR-SAM, LR-SAM и Barak MX) составляе 70 и 150 километров. Стоимость составляет ок. 2,5 млрд. долларов США.[26]

 

Не всегда заказчики Израиля являются кристально чистыми демократами и не редко израильское оружие можно увидеть в конфликтах, в которых совершаются преступления против человека или которые признаны как агрессия. В продолжении будут представлены примеры этому.

 

2.3 Израильское оружие для Азербайджана

Расположенный на западном побережье Каспийского моря Азербайджан является ещё одним примером тому, что Израиль при формировании своих военно-дипломатических взаимоотношений не гнушается контактами со странами, имеющими сомнительную репутацию в вопросах прав человека. А также со странами, которые находятся в состоянии „замороженного“ военного конфликта со своим соседом, каковым является конфликт Азербайджана с Арменией.

 

Азербайджан является одним из крупных импортёров израильского оружия и занимает в списке получателей вооружений из Израиля третье место после Индии и Вьетнама. Только в 2016 г. страна закупила у Израиля оружие на сумму 248 млн. долларов США.[27] Израиль вместе с США и Азербайджаном образуют альянс против Ирака, который на севере имеет общую границу с Азербайджаном.

 

С другой стороны Азербайджан является важным поставщиком нефти в Израиль. 40% своей потребности в ней Израиль покрывает поставками из Азербайджана. Так взаимная зависимость привязывает страны друг к другу: Израиль зависит от поставок нефти из Азербайджана, Азербайджан –от поставок израильского оружия.

 

Израиль уже в течении более 20 лет снаряжает азербайджанскую армию. Боевые самолёты, артиллерийские орудия, противотанковое и пехотное вооружение поступают в большом количестве в предазиатскую страну, где это вооружение ждут чтобы применить напр. в боях с соседней страной Арменией за анклав Нагрный Карабах.

 

2.4 Длительный конфликт за Нагорный Карабах

Этот спор уходит далеко в античную историю. Постоянно сменяющиеся империи брали под свой контроль этот стратегически важный и плодородный регион, такими были Монгольская Империя в 13 веке, а затем Персы. При Екатерине II Нагорный Карабах был взят под контроль России, а христианско-армянская часть населения получила торговое и хозяйственное преимущество в регионе. В 1805 г. Нагорный Карабах стал частью Российской Империи, а христианские Армяне получили от царей привилегированый статус по отношению к мусульманским Азербайджанам. С тех пор эти два народа находятся в состоянии глубокой неприязни и постоянного соперничества, которые периодически оборачивается кровавой резнёй и военными столкновениями. После образования Союза Советских Республик Нагорный Карабах получил статус автономной области в составе Азербайджанской Советской Республики, при этом армяне, как большинство народа, проживавшее на этой территории, было очень недовольно. С тех пор в этой провинции нет спокойствия. После распада Советского Союза поначалу происходили ограниченные кровавые столкновения между армянами и азери. Азербайджан создал свою армию и в период с 1992 по 1994 гг. между двумя странами велась война, жертвами которой стали от 25.000 до 50.000 человек. В 1994 г. было объявлено перемирие, однако оно периодически нарушалось т.к. ни одна из сторон не хотела отказываться от своих претензий на спорную территорию. Совет безопасности ООН три раза подтверждал, что Нагорный Карабах является территорией Азербайджана. Между тем автономная область Нагорный Карабах объявила о своей независимости, однако на сегодняшний день практически ни одна из стран мира не хочет её признавать. Разные события последнего времени показывают, что конфликт может в любой момент вновь перерасти в открытую войну. В 2008 г. вдоль линии разделения сторон происходили кровавые столкновения, которые были урегулированы благодаря посредничеству России, однако разгорелись снова в 2014 г. и привели к жертвам с обеих сторон границы.

 

Последний конфликт произошёл в период со 2 по 5 апреля 2016 г.. Армянская сторона сообщает о погибших в результате наступления азербайджанских сил с танками, артиллерией и боевыми вертолётами – 92 солдата и один ребёнок. По данным азербайджанской стороны в результате артиллерийского и миномётного обстрела армянскими силами потери с азербайджанской строны составили 31 солдат и два гражданских лица.

 

Израиль в Карабахском конфликте в 2016 г. встал на сторну Азербайджана. Министр обороны Avigdor Liebermann обозначил позицию Азербайджана как „абсолютно обоснованную“[28].

 

В 2012 г. обе страны (Азербайджан и Израиль) подписали договор на поставку дронов и систем противовоздушной обороны на сумму 1,6 млрд.долларов США[29].

 

В марте 2012 г. SPIEGEL-Online со ссылкой на американский журнал „Foreign Policy“ сообщал, что израильские ВВС готовились к нападению с территории азербайджанской базы Sitalchay на объекты Ирана по производству атомной продукции[30]. Израиль и Азербайджан сразу же выступили с опровержением этого. После того, как Иран сообщил о сворачивании дальнейшего развития своих программ по атомной промышленности, планы нападения становятся не актуальными, однако возможность такого исхода остаётся реальной. Также необходимо отметить, что премьер-министр Nethanjahu (Нетаньяху) в 2009 г. заявил о намерении израильской компании Aeronautic Defence Systems на строительство вблизи азербайджанской столицы Баку завода по производству военных дронов.[31] Можно предположить, что речь идёт о дронах раведывательного назначения с помощью которых будет вестись слежение за объектами Ирана по атомной программе (вероятно и за другими). Также территории Армении и Нагорного Карабаха по-прежнему являются для Азербайджана приоритетными объектами для слежения.

 

По сообщению Amnesty International из годового отчёта 2017/18 по Азербайджану „В июле 2017 в результате обстрела военными силами Армении вновь вспыхнувшая враждебность в мятежном регионе Нагорного Карабаха привела к гибели минимум двух гражданских лиц, среди которых был один несовершеннолетний“.[32]

 

Информационное бюро Middleeasteye утверждает, что это были представители израильской компании Aeronautic Defense Systems - производителя дронов, которые хотели продемонстрировать потенциальным заказчикам точность поражения целей своими так называемыми „дронами-самоубийцами“ тип Orbiter 1-K в действии нападением на армянский военный пост. И не удивительно, что эта фирма сразу же опровергла это сообщение. Однако на видео, сделаном азербайджанской армией видно, что такие „дроны-самоубийцы“ израильского производства находятся в её распоряжении. А между делом органы израильского прокурорского надзора начали расследование против ответственных лиц компании Aeronautics по факту мошенничества, нарушения требований экспорта и случая в Армении.[33]

 

2.5 Права человека в Азербайджане

Израильские активисты за права человека подвергают критике тесные экономические и военные связи Азербайджана и Израиля, в том числе в вопросах нарушения прав человека в этом регионе Кавказа, которое проявляется на фоне авторитарного правления клана Алиевых уже в течении десятилетий. Amnesty International в годовом отчёте по этой стране 2017/18 сообщает: „Госучреждения усиливают свои действия против права людей на свободу мнения. Особенно в вопросах вскрытия случаев утвердившейся политической коррупции. Независимые медийные каналы закрываются, а их держатели арестовываются. Критики правительства по-прежнему привлекаются к ответственности по политическим мотивам и арестовываются по сфабрикованным делам. Лезбиянки, гомо- и бисексуалы, гермофродиты незаконно арестовываются и подвергаются жестокому обращению. По-прежнему не ведутся действенные расследования по подозрительным случаям убийства и незаконных арестов.“

 

И далее: „По результатам сообщения журналистского объединения Organized Crime and Corruption Reporting Project в 2017 г. возник международный скандал, который заставил Азербайджан вести расследование против лиц азербайджанской элиты по созданию крупной системы отмывания денег. Часть этих средств должна была быть направлена на подкуп европейских политиков с целью представить Азербайджан как страну, в которой соблюдаются права человека.“[34]. В круг подозреваемых попали также два бывших германских парламентария Совета Европы [35]. По данным организации „Репортёры без границ“ Азербайджан в международном списке по уровню свободы прессы занимает одно из последних мест, а именно 163 из 180.[36]

 

2.6 Другие случаи поставок израильского оружия в конфликтные регионы Азии

Andrew Feinstein в своей книге „The Shadow World“ („Мир теней“, а немецкое название „Торговля оружием“) установил информационные критерии по вопросам медународных перемещений оружия и в одном из разделов книги описал особую роль Израиля. При этом он высветил место, которое занимает Западная Азия, с его тёмной стороны.

 

„Когда русские войска в августе 2008 г. вошли в Грузию, оборонный сектор деятельности этой страны находился под контролем Израиля и при этом многие израильские производители оружия вели свой бизнес в России... Израильтянами, которые обеспечивали Грузию военным снаряжением в сумме 500 миллионов долларов были Roni Milo – бывший бургомистр Тель-Авива, его брат Schlomo - бывший генеральный директор компании Israeli Military Industries бригадный генерал Gal Hirsch и генерал-майор Jisrael Ziv ...“ [37]

 

По данным Feinstein компания израильской оборонной промышленности Aeronautics Defense Systems до начала этой войны выполняла поставки вооружений как грузинским, так и российским вооружённым силам, а в отношении России сотрудничество было продолжено также и после окончания войны.

 

Применением оружия и ноу-хау, в том числе из Израиля, Грузия попыталась вернуть провинции Южной Осетии и Абхазии, утраченные в результате отделения и объявления независимости. Российские войска, дислоцированные на Северном Кавказе, вмешались в конфликт и оттеснили грузинскую армию назад.

 

Российско-грузинская война, которая закончилась заключением перемирия 12 августа 2008 г., стоила 850 человеческих жизней, а также от 2500 до 3000 человек получили ранения. С этого времени Грузия, Южная Осетия и Абхазия причисляются к регионам „Frozen Conflicts“/ „Замороженного конфликта“.

 

Особенно интересным является содержание книги относительно торговли оружием в Средней Азии в войне между Ираком и Ираном в период с 1980 до 1988 гг., которое хорошо показало, чем может обернуться неприкрытая жадность производителей оружия и торговцев их собственной стране: „Малоизвестным фактом является, что в одно время, когда Запад, а иногда и Советский Союз, поддерживали Saddam Hussein (Саддама Хусейн) в конфликте с исламским государством Иран, израильское правительство и оружейные маклеры по заказу США поставляли в Иран сотни тонн оружия и других вооружений для поддержки и быстрого восстановления его слабеющей армии, терпевшей поражение от армии Ирака. Спустя несколько лет после прекращения поставок Ирану в Израиле появился некий посредник из Франции и договорился о продаже оружия режиму Khomeini (Хомейни), которая проходила в форме тайной операции под названием „Seashell“ („Морская раковина“). Израильтяне надеялись, что эта сделка приблизит их к иранскому режиму и ослабит Ирак, а затем и Иран. Важно было также, что оружейная промышленность могла заработать на этом деньги. Ключевая фигура в сделке „Seashell“ вспоминает: ‚Я не могу вспомнить ни об одной дискуссии относительно этической стороны этого дела. Нас интересовал лишь вопрос, как мы могли бы продать наибольшее количество оружия, чтобы они друг друга уничтожили‘“.

 

Feinstein пишет дальше: „С иранской стороны операция велась под управлением Dr. Sadeq Tabatabei, дальнего родственника и близкого доверенного лица Khomeini. Ирония этой истории состоит в том, что Tabatabei после успехов в операции „Морская раковина“ был продвинут режимом и играл ведущую роль в качестве иранского представителя в Ливане, где он был одним из создателей партии Hisbollah (Хизболла), которая сегодня является одним из самым опасных противников Израиля.“[38]

 

2.7 Израиль в оружейном братстве с африканскими странами

„Израиль возвращается в Африку, Африка возвращается к Израилю“, сказал премьер-министр Израиля Benjamin Netanjahu (Беньямин Нетаньяху) в июле 2016 г. перед своей поездкой в Уганду, Руанду, Эфиопию и Кению.[39] Он намеревался в этой поездке укрепить взаимоотношения, которые были установлены с 1960-ых годов с африканскими народами, получившими независимость. Взаимоотношения сильно изменились после войны 1973 г.. Египет и Сирия напали на Израиль, однако после первых незначительных успехов её проиграли. Прежде всего Египет после этого начал оказывать давление на мусульманские африканские страны с требованием заморозить отношения с Израилем. Правда после заключения египетско-израильского мирного договора отношения в 80-х годах несколько улучшились, однако в течении более чем тридцать лет пермьер-министры Израиля не посещали с визитами страны Центральной Африки. В лучшем случае контакты поддерживались на уровне министерств.

 

Открытие Netanjahu в 2016 г. дипломатической активности обещало конкретные преимущества как Израилю, так и восточно-африканским странам. Африканцы просили Израиль о поставках технологий и систем безопасности для сопротивления действиям исламских террористических групп, таких как Boko Haram и Al Shabab. А Израилю нужна была поддержка со стороны новых союзников в ООН, которая всё более усиленно выражала критику в отношении израильских поселений на территирии Западного Иордана и автономных областей. К тому же Израилю нужны были рынки реализации своих высоко развитых оружейных технологий и технологий безопасности, в которых он с 1990-ых годов стал занимать ведушую позицию.

 

Новая сфера деятельности была не такой уж и новой, но к визиту Netanjahu стала своевременной. Ведь уже в течении десятков лет африканские правители стремились получать израильское оружие и часто его получали. Они нуждались в нём для целей вооружения и „тренировки“ своей президентской гвардии чтобы защищать свою власть и держать народ под контролем.

 

Насколько тесным является сотрудничество в военной сфере между израильтянами и африканцами показывают результаты исследования 2016 года из материалов диссертации.[40]

 

В разделе „Военные связи“ Maike Hoffmann представила список поставок оружия Израилем в Анголу, Кот-д`Ивуар, Камерун, Эритрею, Эфиопию, Гану, Кению, Нигерию и ЮАР во всех подробностях: пистолеты и винтовки, бомбы, гранаты, торпеды, мины, ракеты, патроны, снаряды и другие боеприпасы. В качестве источника она использовала материалы внешнеполитической статистики Израиля (Central Bureau of Statistics, Israel´s Economy, Foreign Trade). Она пришла к промежуточному выводу: „В соответствии с официальными данными Ангола с оборотом в 22,968 млн. долларов США является самым крупным импортёром оружия из Израиля в регионе Центральной Африки. …Другие источники, как то Stockholm International Peace Research Institute, представляют Нигерию как самого крупного получателя израильского оружия. Причиной тому являются неучтённые сложные системы, как то дроны, сторожевые катеры и электронные системы слежения… Кроме Анголы к крупным получателям оружия от израильских поставщиков относятся также Эфиопия и Кения. Кроме собственно поставок оружия Израиль предоставляет ещё услуги консультаций и обучения личного состава, что имеет особенное значение в углублении этих взаимоотношений между странами...“

 

В отношении контроля за экспортом оружия Израиля Hoffmann выяснила следующее:

 

„Система контроля за экспортом оружия в Израиле структурирована слабее, чем в других странах и поэтому менее прозрачна. Министерство обороны занимается также и вопросами разработки оружия, Armament Development Authority (Ведомство по разработке вооружений) занимается вопросами исследования, разработки и оснащения новых систем вооружения, а также вопросами поддержания их качественного превосходства. Внутри министерства была структура Defense Sales Office…, которая до 2006 г. одновременно занималась вопросами продаж и лицензирования оружия.“ Между тем эти области деятельности были отделены друг от друга. „Даже частные израильские торговцы оружием должны были иметь лицензии на организацию сбыта и продажу оружия, также и в случае сделок с оружием не израильского производства. Цель ведомств Израиля по контролю за экспортом - избежать потерь сложных и современных технологий в пользу конкурентов, а также вывоз оружия в кризисные регионы. Поэтому и министерство иностранных дел также было задействовано в процессах лицензирования... Нет никаких сведений по поводу критических споров в Израиле о возможности негативных эффектов или потенциального злоупотребления оружием антинародными режимами даже тогда, когда оружие не должно было поставляться в регионы, где есть риск, что оно могло бы нелегально перепродаваться или попасть в руки террористов или их пособников... В течении многих лет имелся пробел в законодательстве, который позволял физическим лицам Израиля поставлять оружие в кризисные регионы... Хоть торговцам и требовалась лицензия, однако она часто не проверялась в достаточной мере. Также и требование о недопустимости поставок оружия в кризисные регионы игнорировалось или не реализовывалось вплоть до начала нового тысячелетия, что являлось свидетельством недостаточной мотивации израильского правительства в этом вопросе.“[41]

 

Этому имеется много примеров, которые являются актуальными и сегодня.

 

2.8 Израильское оружие для целей ведения гражданских войн и геноцида в Африке

Уже на границе тысячелетий появлялись сообщения о поставках оружия из Израиля в страны Африки, находящихся в состоянии гражданской войны. В 1990-х годах были обеспечены экспортные поставки в апартеидную ЮАР и Анголу, где велась гражданская война. В ответ ЮАР даже поставляла Израилю уран для атомной промышленности, чем способствовала производству атомной бомбы.[42]

 

2.8.1 Angola

В течении ангольской гражданской войны с 1975 по 2002 гг., которая унесла полмиллиона человеческих жизней, Израиль поддерживал отношения со всеми тремя партиями - MPLA, FNLA и UNITA - ведущими эту гражданскую войну.[43]

 

После самороспуска FNLA (национальный фронт освобождения Анголы) и обострения конфликта между СССР, ГДР и Кубой, которые поддерживали MPLA (народное движение за освобождение Анголы – партия труда) с одной стороны и Южной Африкой, которая поддерживалась США и другими западными странами, поддерживающими UNITA (национальный союз за полную независимость Анголы) с другой стороны, Израиль объявил о готовности направлять для UNITA значительную часть ´Covert Aid` (скрытая военная помошь США). После корейской войны и горького поражения во вьетнамской войне американцы намеревались снова вступить в прямой конфликт в странах третьего мира. Скрытая военная помошь должна была дать возможность UNITA разместить в удалённой юго-восточной части Анголы базу для проведения т.н. тактики Guerilla (тактика малых войн).

 

Не известно, знала ли об этом MPLA. Во всяком случае к концу почти 30-ти летней гражданской войны победившая партия MPLA и её президент Edouardo dos Santos стали интересоваться налаживанием хороших отношений с Израилем. А спустя четыре года после окончания гражданской войны ангольское правительство заключило с израильским правительством договор о поставках оружия – пистолетов, винтовок и боеприпасов к ним, артиллерии и миномётов со снарядами, дронов от Israel Aerospace Industries (IAI), а также специалистов по системам питания и электронике фиры Tadiran - с 2007 г. дочернего предприятия Elbit Systems. Сумма договора составляла около одного млрд. долларов США.[44]

 

С тех пор Ангола с помошью израильских дронов контролирует свои границы, а также жизненно важную для страны отрасль экономики – нефтедобычу. Кроме этого компания Israel Aerospace Industries совместно с одной польской фирмой получила заказ на модернизацию советского боевого самолёта SU-22 ангольских военно воздушных сил.[45]

 

2.8.2 Руанда

„Обеспечивал ли Израиль Руанду оружием во время геноцида 1994 г.?“, такой вопрос задало Online-информационное агенство Middle East Eye 16 января 2015 г. израильскому историку профессору свободного университета Израиля Yair Auron, который уже в течении более 20 лет занимается исследованиями в области международных отношений со странами, проводящими политику геноцида. Ответ прозвучал коротко во фразе „Получены доказательства, что Израиль поставлял оружие в Руанду через Албанию также и после (добавлено автором) введения эмбарго ООН.“[46]

 

Это было тяжёлое обвинение, так как поставка оружия в страны, на которые наложено эмбарго, является преступлением против человечества и должно преследоваться в международном масштабе. Поэтому задававший вопрос повторил его снова: „Знало ли, по вашему мнению, израильское правительство о том, что оно продаёт оружие, которое могло использоваться для целей уничтожения народа?“

 

Ответ был однозначный: „Напряжённость в Руанде возникла уже в январе 1994 г.. Многие из влиятельных стран мира ввели у себя нормы надзора за экспортом оружия, а 17 мая ООН ввела эмбарго. Израиль, как и другие страны Россия, Бельгия, ЮАР, Франция, Испания и другие, нарушил введённый запрет... Многие поставки были выполнены Израилем через Албанию в период с мая по июль (во время уже начавшейся резни). По данным министерства обороны Руанды в период с мая по июль Израиль выполнил через Албанию семь поставок лёгкого вооружения для милиции, которая являлась организатором кровавой резни.“[47]

 

По данным ООН жертвами геноцида народа Тутси стало около 800.000 человек, в том числе женщин и детей. Многие из них были убиры мачетами, однако многие пистолетами и винтовками израильского производства.

 

Израильский адвокат и активист за права человека Eitai Mack в 2014 г. попытался потребовать от министерства обороны опубликовать акты о поставках оружия в Руанду. Его требование было отклонено с обоснованием, что публикация актов „могла бы нанести ущерб государственной безопасности и международным отношениям Израиля“.[48]

 

2.8.3 Кот-д´Ивуар

В ноябре 2004 г. произошёл первый кризис в отношениях между Францией и Израилем. Во время гражданской войны при налёте ивуарийских правительственных боевых самолётов в районе демаркационной линии с повстанцами погибли девять французских солдат из миссии голубые каски и один американский активист. Перед этим их лагерь был обследован с помощью дронов израильского производства, которые вместе с другим оружием поставлялись в Кот-д´Ивуар как непосредственно израильским правительством, так и по другим международные каналам.[49]

 

„Эти поставки выполнялись не только вопреки запрету (эмбарго) ООН от 2004 г. на поставку оружия, но также не смотря на условия добровольной конвенции ECOWAS от 1998 г.. По данным Amnesty International Израиль поставлял дроны в Кот-д`Ивуар, которые не только оказывали сильное влияние на обстоятельства конфликта 2002 - 2007 гг., но также были использованы во время правительственного кризиса 2010/2011 гг.“[50]

 

2.8.4 Нигерия

По данным SIPRI / СИИПМ (Stockholm Peace Research Institute / Стокгольмский Институт Исследований Проблем Мира) Нигерия является самой крупной страной–импортёром израильского вооружения в Центральной Африке. Также согласно оценке данных внешнеторговой статистики, которые сделала Maike Hoffmann, в период с 2006 по 2009 гг. Нигерия получила из Израиля оборонную продукцию на сумму около 500 миллионов долларов США в составе которой были дроны от Aeronautics Ventures, береговые радарные системы и корабли береговой охраны. Во время боевых действий на территории Северной Нигерии против террористической группировки Boko Haram Израиль оказывал помощь в обучении и освоении ноу-хау.[51]

 

2.8.5 Кения

Сотрудничество между Кенией и Израилем в военно-политической сфере и разведке ведётся с середины 20 века. А во времена возрастающей опасности терроризма со стороны исламских группировок стало ещё более тесным. Предпочтение отдавалось системам разведки и пограничного контроля для борьбы с пиратами и ополчением Al-Shabab, которые участвовали в нападении на Westgate Mall 2013 в Найроби, во время которого было убито 67 человек. „Kenya´s enemies are Israel´s enemies. We have similar forces planning to bring us down“, сказал Benjamin Natanjahu в 2011 г.[52] И другими словами: „Военные эксперты и сотрудники секретных служб в кратчайшее время были на месте, подтверждали и другие сообщения, в которых говорилось о постоянном присутствии Mossad (служба разведки и особых полномочий Израиля) в Нийроби для усиления сотрудничества в сфере безопасности.[53]

 

2.8.6 Южный Судан

Конфликт между двумя противниками в гражданской войне – войсками президента Salva Kiir Mayaedit от народа Dinka с одной стороны и сторонниками повстанца Riek Machar от народа Nuer с другой стороны – по настоящее время стоил жизни десятков тысяч человек, а сотни тысяч были изгнаны из мест своего проживания. Обе стороны конфликта обвиняются в кровавых расправах, в массовом насилии, а также в сжигании домов вместе с женщинами и детьми.

 

Поставки оружия израильского производства в регионы гражданской войны Южного Судана вплоть до 2016 г. не было подтверждено. Однако отчёт UN Panel of Experts on South Sudan от 19 сентября 2016 г. (S/2016/963) изменил ситуацию. Он сообщает об обнаружении трёх винтовок системы Micro-Galil изаильского производителя Israel Weapon Industries (IWI) с серийными номерами. [54] Разброс мест обнаружения говорит о том, что не только эти три винтовки были задействованы в боевых действиях.

 

Серийные номера подтвердили происхождение винтовок: они входили в состав поставки для министерства обороны Уганды в 2007 г. и каким-то образом попали в Южный Судан. Петиция, подписанная 54 гражданами Израиля под руководством гражданского правозащитника и адвоката Eitai Mack имела целью вызвать к действию расследование, которое должно было выяснить за этими находками наличие криминального следа. Расследование привело к поразительному открытию: Израиль поставлял винтовки серии Galil ACE для применения в органах охраны порядка, которые сотрудничали с правительством Южного Судана. Однако милиция применила это оружие в 2013 г. для нападения на членов рода Nuer. Это нападение и явилось началом гражданской войны.

 

Реакция на петицию и расследование, проведённое на её основании, привели к точно таким же результатам, которые были в таких же случаях и ранее: правительство установило, что поставки не имели криминальной основы, а сделки были выполнены правительством в соответствии с законом.[55] Петиция была отклонена.

 

И всё-таки, не смотря на многолетние попытки реализовать эмбарго оружия в Южный Судан, появилась возможность прорыва. С допустимым отрывом всего в один голос в середине июля 2018 г. ООН проголосовал за введение эмбарго. Остаётся только ожидать, что государственные деятели и частные поставщики оружия в Израиле будут ему следовать.

 

3. ЛАБОРАТОРИЯ

Превратило ли израильское государство окупированные палестинские территории в лабораторию для испытания оружия над палестинским гражданским населением, чтобы продавать заказчикам всего мира „проверенную в боевых действиях“ продукцию?

 

3.1 Происхождение концепции

Идея была сформулирована в статье Naomi Klein „Лаборатория мира цитаделей“,[56] опубликованной в журнале „The Nation“, и которая очень быстро разошлась в кругах критиков израильской военной промышленности, а также самих производителей оружия. Naomi Klein взяла эту идею за основу своего бестсейлера „Шоковая доктрина“.[57] Аргумент Klein – доктрина израильского „государства-цитадели“ позволяет Израилю удобно жить не обращая внимание на то, что рядом за высоким забором или каменной стеной в условиях военной окупациии живут палестинцы. Документальный материал журналиста Oshrat Kotler на израильском телевидении в 2008 г., в котором представлен целый ряд интервью с ведущими менеджерами производителей оружия, охарактеризовал израильскую военную промышленность. Все они согласились: „Первейший вопрос относительно нашей продукции, который задаётся постоянно: „Применяла ли его наша армия?““[58]

 

Статья Klein обращает внимание читателя на то, что израильские производители хвалятся „опробованой в действии“ продукцией, на выставках оружия показывают видео- и фотоматериалы о том, как израильское оружие и системы безопасности опробовались на людях. Производители оружия проводят эту рыночную стратегию сознательно, чтобы получать преимущество по отношению к продукции конкурентов из других стран.[59]

 

В 2013 г. вышел фильм израильского документалиста и журналиста Yotam Feldman (Йонатан Фельдман) „The Lab“ (Лаборатория).[60] Также как статья Klein и другие многочисленные работы активистов, фильм „Лаборатория“ подтверждает аргумент: любая конфликтная ситуация между двумя странами невыгодна для их экономики, пугает инвесторов и влечёт за собой большие расходы. Однако в случае с Израилем всё наоборот, конфликт превратился в источник доходов, так как производители оружия научились эти обстоятельства использовать для увеличения экспорта оружия, а опыт и знания, получаемые при подавлении палестинского сопротивления, использовать в рыночных целях. Бригадный генерал Shimon Naveh, который руководит центром обучения, высказался в фильме так: „Что такое лаборатория? Это лаборатория исследования возможностей“.

 

Однако необходимо уточнить, что в самые лучшие времена для израильской военной торговли – напр. когда в 2009 г. Израиль был в списке самых крупных экспортёров оружия на седьмом месте – этот экономический сектор не превышал 11% от общего объёма экспорта, а производство оружия было не самым сильным промышленным сектором экономики Израиля. Хотя израилькие компании тогда поставляли оружие в 130 стран мира[61], однако затраты на содержание систем безопасности по контролю за палестинским народом превышали доходы от продажи оружия.[62]

 

3.2 Борьба с террором и „Homeland Security“ (защита Родины)

За последние десятилетия окупационная политика Израиля сильно изменилась. В течении первых двух десятилетий после 1967 г. по официальным данным Израиль вёл политику, которая была известна под названием „политики открытого моста“ или „аргументированной окупации“ – сложной комбинации механизмов слежки и работы по привлечению и убеждению. Здесь приводится высказывание военного губернатора West Bank (Западного Берега реки Иордан) генерала Shlomo Gazit о том, что это имело целью удержать палестинский народ в состоянии спокойствия и раздробленности, а их сопротивление на минимальном уровне так как палестинцам „было что терять“.[63]

 

По мере усиления экономического давления и политического унижения росло палестинское сопротивление. Ответ Израиля на это был однозначным и агрессивным. Политологи называют этот процесс „Securisation“ („секьюритизация“), т.е. перенос социальных проблем в плоскость безопасности, начавшийся с первой интифадой (движение за отделение территорий Палестины от Израиля) 1987 г., когда израильские военные подразделения были быстро перестроены на режим колониальной полиции и который по настоящее время является главенствующим.[64]

 

Израильский премьер-министр и бывший генерал, Yitzhak Rabin (Ицхак Рабин) был обеспокоен таким развитием событий и пытался остановить этот процесс образованием палестинской автономии. [65] Однако израильским солдатам и офицерам не было выбора, кроме как в условиях конфликта действовать в формате окупации. После войны 1967 г. военная доктрина была заменена на доктрину подавления сопротивления.

 

Террористический акт против США 11 сентября 2001 г. произошёл одновременно с интифадой Израиль/Палестина – массивным восстанием Палестинцев, который был подавлен Израилем с невиданной до сих пор жестокостью. Атаки Al-Quaida против США вызвали интерес к применению опыта в проведении „антитеррористических мероприятий“ и „подавлении восстаний“... Израильские производители оружия и систем безопасности быстро поняли, что для увеличения прибылей необходимо объединить технологии с человеческим фактором. Так они начали привлекать солдат и офицеров в качестве вербовщиков для получения заказов из-за границы. Они предлагали с одной стороны оружие, а с другой тренеров с опытом работы в структурах безопасности Израиля, которые должны были помогать армиям и полиции иностранных государств в обращении с оружием и её тактическом применении.[66]

 

Открытие департамента внутренней безопасности (Department of Homeland Security) президентом США Bush (Буш) было прямым ответом на терракт 11 сентября, однако система „Homeland Security“ быстро превратлась в глобальный быстрорастущий рынок. Израильский политолог Neve Gordon назвал Тель-Авив „столицей мира“ в вопросах Homeland Security поскольку по меньшей мере один раз в год там проходили (и по-прежнему проходят) выставочные мероприятия, на которые приглашаются заказчики со всего мира.[67]

 

3.3 Реализация израильского опыта в вопросах безопасности

Лабораторный аргумент дейтвует только тогда, когда „эксперименты“, проводимые в Израиле/Палестине (т.е. применение нового оборудования и технологий безопасности против палестинцев) будут применяться иностранными клиентами с условием, что получаемый ими опыт будет накладываться на опыт израильских служб безопасности.

 

Имеет документальное подтвердение факт, что американские вооружённые силы и секретные службы в борьбе с „исламским терроризмом“ во многом полагаются на опыт израильских экспертов, особенно в вопросах ноу-хау, хотя это никогда официально не подтверждалось министерством обороны США.[68] Имеются тренировочные программы для сотрудников полиции США или сотрудников миграционной и таможенной служб ICE (Immigration and Customs Enforcement), мероприятия по которым проводились либо непосредственно в Израиле/Палестине либо в структурах израильских компаний и служб безопасности.[69] Фактически тенденция к милитаризации полиции методами смертоносного насилия тесно связана с методами израильских служб безопасности, равно как и действия по контролю за нееврейским этносом (racial profiling = рассовое неравенство) и призывы к постоянной бдительности по отношению к нему.[70]

 

Оснащение израильскими системами безопасности, а также относящееся к нему обучение, представлено во многих странах мира. После подачи иска адвокатом Eitai Mack по результатам опубликования соответствующих данных министерство обороны Израиля подтвердило, что в последнее время были санкционированы поставки оружия в 163 страны мира. Индия и Бразилия являются основными покупателями израильского оружия и ноу-хау. Индийские военные подразделения применяют израильское вооружение в Кашмире[71]. А службы безопасности в Рио де Жанейро зашли настолько далеко, что трущёбам (Favelas) в Рио де Жанейро дали название „сектор Газа“.[72]

 

3.4 Исследования вопросов безопасности

Для обеспечения характера израильской окупации в секторе Газа и западной Иордании службы безопасности и производители оружия тесно сотрудничают друг с другом. Военная промышленность и министерство обороны предоставляют миллиарды на цели исследования, выделяют стипендии студентам и профессорам, которые занимаются разработкой новых систем вооружений, а также внедряют исследовательские и обучающие программы для офицеров.[73] С другой стороны израильские высшие учебные заведения обеспечивают производителям оружия и их продукции репутацию научных разработок.

 

Израильские университеты превозносят своё значение в том, что они принимают участие в разработке программ развития систем вооружений, которые потом применяются во всём мире.[74] Генерал и одновременно профессор университета Isaac Ben Israel пишет:

 

„Так ... система безопасности ежегодно направляет невероятно крупные суммы денежных средств на израильский рынок развития технологий для целевого освоения в области (High-Tech) информационных систем. Источником этих идей часто является научная сфера деятельности. Высшие учебные заведения готовят ежегодно тысячи выпускников для инженерной и научной деятельности, а некоторые из них позже будут призваны в качестве резервистов IDF (Israel Defense Forces), обучены в департаментах исследований и разработок структур безопасности, а потом направлены для создания предприятий на общегражданском рынке. Это сложное объединение всех выше названных факторов является социальной, экономической и культурной инфраструктурой того, что сделало имя Израилю - „Нация Start-Up.““[75]

 

3.5 Критика лабораторной концепции

В дискуссиях об использовании Израилем территорий палестинских областей в качестве испытательных полигонов технолгий для целей подавления, а также в применении термина „Лаборатория“ необходимо учитывать две проблемы. Первая проблема, которая была описана в недавно вышедшей статье [76] исследователя из университета в Глазго Rhys Machold, о похожести высказываний критиков израильской окупации и концернов-производителей оружия. Активистов за права человека приводит в ужас тот факт, что производители оружия действуют по одному методу и приводят в качестве доказательства, что их оружие испытывается с успехом на людях на окупированных территориях и именно поэтому имеют достоинства по отношению к производителям стран, где такой возможности нет.

 

Вторая проблема, что лабораторная концепция часто создаёт неправильное впечатление, будто израильская военная промышленность ведёт за собой весь мир в вопросах технологических инноваций, а израильские вооружённые силы для своего совершенствования применяют научные методы. Фактически нужно ещё раз напомнить, что основная роль израильских сил безопасности в Израиле/Палестине заключается в подавлении палестинского сопротивления против израильской окупации и апартеида. Эта достаточно простая задача не была решена именно потому, что палестинцы продолжают сопротивляться и не прекращают борьбу против окупационной политики Израиля.[77] Вооружённым силам не удаётся держать под контролем сектор Газа и сделать его народ поддатливым.

 

Вторжение в сектор Газа в 2014 г. в течении 51 дня также не позволило устранить группы сопротивления. Также и опубликованная теория „государства-цитадели“ („Fortress State“) Naomi Klein не имела успеха так как израильская экономика понесла убытки в туристической сфере деятельности из-за высоких затрат на внутреннюю безопасность, а также из-за международного движения бойкотирования израильского государства.[78]

 

Израильские оборонные предприятия, университеты и министерство обороны с помощью технологических разработок предпринимают попытки бороться с импровизированными формами палестинского сопротивления, как то напр. воздушных шаров для транспортировки зажигательной смеси. Однако заказчики израильской военной продукции убедились в том, что этот эксперимент израильской лаборатории не привёл к желаемому результату. За последние годы Израиль в списке самых крупных экспортёров оружия скатился на 12 место, потому что потенциальные заказчики оценивают израильскую концепцию не как самую лучшую.[79]

 

4. ДРОНЫ: ФЛАГМАНЫ ИЗРАИЛЬСКОГО ОРУЖИЯ

 

4.1 Введение

Прошли времена, когда израильский экспорт оружия концентрировался только на поставках автомата Uzi. Сегодня дроны, патрульные машины и корабли, а прежде всего летательные аппараты являются основой производства израильской военной промышленности.[80]

 

Во многочисленных интервью израильских СМИ офицеры израильских военно воздушных сил и руководители предприятий-производителей дронов (среди которых большинство является бывшими офицерами ВВС) высказывались против применения понятия UAV (англ. „Unmanned Aerial Vehicle“, русск.: беспилотный летательный аппарат) и просили, чтобы репортёры вместо него использовали термин „дистанционно управляемый летательный аппарат“.[81]

 

Различие в этих терминах разместит дрон между пилотом и жертвой и этим преукрасит роль дронов в ведении современной войны, что сделает убийство менее конкретным.

 

Израильская военная промышленность пропагандирует не свой потенциал к массовому производству огнестрельного оружия, а в особенности т.н. „не смертельное“ свойство его технологии либо благодаря точности действия, что по их данным снижает вероятность поражения невиновных и непричастных – так сказать применение в качестве не смертоносного средства, либо представлено как средство защиты (личного состава) т.н. „riot gear”.[82] Однако дроны, как флагман израильской оборонной промышленности, применяются также для поиска и уничтожения групп невооружённых гражданских лиц.

 

Израильские солдаты выразили свои мысли по этому поводу, что убийство людей приписывается не пилотам, а дронам и это может снизить репутацию честного солдата во время войны. Правозащитники и активисты напротив аргументируют, что дроны могут убивать без обязательства объяснения и оправдания причины. Свидетели не видять убийцу в лицо и не видят летательный аппарат в котором сидит убийца. Они видят робота (если они вообще что-нибудь видят), а солдат, который им управляет, сидит в помещении с кондиционером – возможно даже в другой стране или на другом континенте - и играет в видео-игрушку со смертельными последствиями.[83]

 

Концепция окупации, как лаборатория для израильской армии, дискутировалась в разделе 4. Уже давно применению дронов сопутствует важный рыночный аргумент, который представляют слоганом „испытан в боевых действиях“. Руководители Elbit Systems и IAI настаивают на том, чтобы каждый из произведённых ими моделей дронов был испытан израильской армией применением в секторе Газа.[84]

 

К основным странам-заказчикам израильских дронов относятся Азербайджан, Бразилия, Канада, Германия, Индия, Польша, Швейцария, Великобритания и США.[85]

 

4.2 Капиталоёмкие войны

В проведении военных операций, в особенности в развивающихся странах, дроны играют важную роль. Израильский профессор Yagil Levy британского свободного университета описал переход от „трудоёмкой“ войны к „капиталоёмкой“ и под этим понимается, что современная армия имеет более высокую потребность в технологиях с целью многократного усиления ударной силы небольшого подразделения солдат.[86]

 

Это было главным условием реорганизации израильских вооружённых сил, при которой стали делать ставку не столько на качество и количество личного состава, сколько на вооружение солдат. В случае Израиля наблюдаются снижение количества военнообязанных солдат [87], а также обстоятельства, при которых окупационная миссия уже не является столь привлекательной целью, так как с ростом количества погибших растёт недовольство в израильском обществе.[88] Это приводит к „автоматизации“ израильской армии и к усиленному интересу в отношении дронов.

 

По всей видимости дроны способны решить многие проблемы израильской армии. Дефицит личного состава подразделений компенсируется увеличением огневой мощьности дронов. Один пилот может управлять несколькими дронами или следить за режимами нескольких пользователей в коротких эпизодах длительной миссии, благодаря чему уменьшается зависимость от солдат с длительным несением службы. Дроны управляются пилотом из удобного положения и дают ему осознание ауры „высоких технологий“, которые в последующей карьере откроют ему двери в сферу авиации, инженерных знаний и высоких технологий.[89]

 

4.3 Вооружённые дроны

Вооружение дронов может рассматриваться в трёх вариантах исполнения. Первый уровень это исполнение для целей наблюдения и сбора информации. Дроны этого исполнения могут распознавать военные цели для атаки, а сама атака будет произведена другими военными средствами, напр. ракетами или артиллерией. Пользователь дрона „маркирует“ цель и направляет координаты цели солдатам, которые открывают огонь при этом не видя самой цели. В этом случае ответственность за совершённую атаку и связанные с ней нанесённый ущерб, ранения и смерть возлагается на пилотов и артиллеристов.

 

Такое произошло в Кот д´Ивуар (см. главу 2.8.3), когда израильские дроны были применены повстанцами для наведения удара на французские подразделения миротворцев ООН. Поставщик дронов, компания Aeronautics, настаивала на том, что при поставке не были нарушены условия эмбарго, поскольку дроны, как бы не являются оружием, а служат лишь цели обеспечения „технологии коммуникации.“[90]

 

Второй уровень исполнения представляют дроны, которые оснащены бортовым вооружением (обычно это бомба или ракета). Пилот дрона не только обнаруживает цель, но и сразу же её атакует, применяя потенциально смертоносное вооружение. В этом случае ответственность за совершённую атаку несёт пилот. Германское правительство заявляет, что Бундесвер не имеет в своём арсенале вооружённые дроны и оснащаться ими не будет, а заказанные дроны применяются исключительно для целей наблюдения. Однако было принято решение взять у компании IAI дроны тип Heron-TP в лизинг, которые могут быть оснащены тяжёлым артиллерийским вооружением.[91]

 

В 2018 г. журнала „The Intercept“ опубликовал материалы по данным внутреннего расследования израильской армии и поднял тему об убийстве в августе 2014 г. четырёх палестинских юношей и четырёх раненых на береговой линии в секторе Газа. Юноши играли в футбол и были атакованы двумя израильскими ракетами. Официальный ответ израильских вооружённых сил звучал так, что солдаты ошибочно идентифицировали молодых людей как террористов и поэтому открыли по ним огонь. Многие думали, что израильские силы открыли огонь с борта военного корабля, который находился далеко от береговой линии. Однако последние документы расследования показали, что молодые люди были атакованы ракетами с израильских дронов (скорее всего тип Heron). Эта история является очевидным подтверждением, что дроны могут применяться для целей сокрытия имени и лица военного преступника, а также что отношение к дронам, как к „оружию точного поражения“, является заблуждением. Оператор дронов не в состоянии различить в кого он целится, в детей или в „террористов.“[92]

 

4.4 Дроны-самоубийцы

Третья группа, дроны-самоубийцы, означает, что дрон сам является оружием. Официальное название этих дронов „loitering munitions”. Понятие произошло от английского „to loiter“ – „болтаться без дела“, а фактически речь идёт о дистанционно управляемой ракете, оснащённой электроникой и возможностью многчасового пребывания в воздухе. Пилот идентифицирует цель с помощью дрона, направля его на цель и как ракетой взрывает.[93]

 

Две израильские компании производят такие дроны: Aeronautics и IAI. Aeronautics должен нести ответственность за происшедшее в Азербайджане в 2017 г., что было подробнее описано в разделе 2.3. Предположительно сотрудники фирмы в целях демонстрации технических возможностей перед публикой направили дрон-самоубийцу на военный объект Армении.[94] Не обошлось без жертв. Этические проблемы, связанные с применением дронов-самоубийц, точно такие же, как и с применением „нормально“ вооружённых дронов, так как их применение может быть направлено против невиновных и непричастных. И тем не менее они применяются в качестве так называемых механических самоубийц, именно так оценивают их генералы западных стран.

 

5. ВЫВОД И ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ОБЗОР

Как мы видим израильская военная промышленность в тесном сотрудничестве с партнёрами из США преследует в регионах Ближнего Востока и других частях мира прежде всего две стратегические задачи:

 

Израиль является для американцев так называемой „витриной“ [95], на которую выставляется постоянно получаемая из США по льготным ценам крупная военная техника и вооружение (танки, корабли, боевые самолёты), которые Израиль сам не производит и из соображений экономии не желает. Многое из этого применяется в региональных конфликтах вокруг Израиля, а потенциальные заказчики американского оружия имеют возможность перед оформлением сделки убедиться в его качестве“.

 

Израиль действует как агент США на Ближнем Востоке и прежде всего там, куда США не может или не хочет вмешиваться, например в конфликте с Ираном. Израиль поставляет технологии разведки и оружие тактического действия (напр. дроны) против исламский боевых формирований или сам применяет в стратегическом партнёрстве с США.

 

Поскольку затраты на разработку дорогих высокотехнологичных систем оружия при выполнении этих задач в расчёт не принимаются, то государство Израиль само становится потенциальным продавцом оружия. Системы оружия, такие как дроны для целей разведки и боёв с повстанческим движением, Израиль продаёт во всём мире по согласованию с США. Производители и надзорные органы к выбору заказчиков не особенно придирчивы. Условием является готовность платить и не важно будет это одна из стран НАТО, как напр. Германия, или диктатура, как Азербайджан. Также в страны, в которых ведётся гражданская война, приграничные конфликты и геноцид (напр. Руанда, Индия/Пакистан и Индия/Китай, а также Судан) производились и продолжают производиться быстрые поставки.[96]

 

При этом Израиль надёжно занял нишу разведки и высоких тенологий, в которой он практически вне конкуренции и является „мировым лидером“, например в области электронных технологий безопасности и пограничных систем. Это значит: обеспечение защиты и разделение территорий границами, где исламские террористические группы пытаются расширить своё влияние, где етнически притеснённые народы борятся за свою независимость или где демократически настроенные группы сопротивления восстают против диктатуры.

 

Израильские компании ведут рекламные мероприятия с этническим или рассистским уклоном (ethnical or racial profiling) настолько открыто, что даже европейские социальные сети (European Network Against Racism - ENAR) высказываются по поводу рассизма:

 

„В этом смысле определена „этническая направленность“ в том, что полиция, миграционные и таможенные службы, по своему усмотрению, действуют не из подозрений в соответствии с критериями поведения или объективных доказательств, а по общим критериям как то расса, этническая принадлежность, религия и национальное происхождение.“ [97]

 

Разведывательные дроны запрограммированы на предоставление информации с этническим уклоном. Они разведывают напр. концентрацию людей, которая может быть этнически опасной, вблизи граничных ограждений по признакам этнической принадлежности - цвету кожи или физиономическим особенностям. В крайнем случае они могут сразу же нанести удар с воздуха, напр. вооружёнными дронами, если по мнению командования полиции или армии промедление может быть опасным. Часто это приводит к ужасным последствиям, как например в апреле и мае 2018 г. в Газе когда израильские службы безопасности в близи граничной стены растреляли более 60 палестинских юношей и детей, вышедших на демонстрацию.

 

Кроме этого активисты за права человека борятся с тем, что израильские разведывательные технологии и оружие для борьбы с гражданским неповиновением в большинстве стран, куда оно поставлялось и продолжает поставляться, применяется не в военных целях, а против гражданского населения.

 

Израильские компании получают миллиарды от продажи электронных систсем пограничного контроля, разведывательных и боевых дронов, а также от продажи ноу-хау и обучающих программ к ним. Кроме этого правительство страны отправляет персонал служб безопасности и военных в страны, которые об этом просят и за это платят, как в случае Кении при нападении Al-Schabab на торговый центр Westgate 2013.

 

Тот факт, что Израиль позволяет себе многие из своих систем вооружений „испытывать“ перед глазами мировой общественности не только в своей стране, но и за её пределами, помогает получать стране и её компаниям значительные рыночные и политические преимущества. Страны, в которых действуют группы террористов и повстанцев или в которых повстанческое движение ставит под вопрос автократический режим, должны были бы внимательно присмотреться к тому, что происходит почти ежедневно в секторе Газа и в Западной Иордании. Поэтому не удивительно, что на международных оружейных выставках на стендах израильских компаний часто звучит вопрос: „Проводили ли Вы сами испытания в боевых условиях того, что предлагаете? “ [98]

 

Само собой разумеется что Израиль будет прилагать усилия для сохранения своего рыночного лидерства в области наблюдения и пограничной безопасности. Другие оференты уже на этом рынке, напр. фирма Rheinmetall Defence в Канаде, которая предлагает свою систему „PSS - Persistent Surveillance System“ так: „Система наблюдения Persistent Surveillance System (PSS) компании Rheinmetall предлагает обширный перечень свойств наблюдения на большом удалении. Благодаря этому распознаётся, идентифицируется и контролируется потенциальная угроза со стороны установок и устройств военного назначения и других опасных объектов, как то военные опорные пункты, а также военные подразделения и базы обеспечения, кроме этого и нефтяные установки и электростанции... PSS оправдала себя в действии на военной базе канадских вооружённых сил в Афганистане, а также во время проведения зимней олимпиады в Ванкувере в 2010 г. и во время проведения встреч на высшем уровне G8 и G20 в Канаде.“[99]

 

6. ПРЕСТУПНИКИ

 

6.1 Офицеры / продавцы оружия

 

Doron Almog, генерал-майор израильских десантных войск в отставке, который в 1982 г. командовал подразделениями при вторжении в Ливан и при подавлении второй палестинской интифады в период с 2000 по 2003 гг.. Almog подозревался в организации военных преступлений, ему грозил арест и он бежал из Англии в 2005 г..[100] Almog использовал свой военный опыт для основания компании под именем Athlone Global Security, которая управляла потоками инвестиций по организации ввода в действие технологий безопасности. Almog покинул предприятие после того, как оно потеряло 86% своей стоимости.[101]

 

Gal Hirsch, генерал-майор израильских десантных войск в отставке, который в 2006 г. командовал 91-ой израильской дивизией во время вторжения в Ливан. После вторжения Hirsch подвергся массивной критике со стороны израильских СМИ. Он оставил военную службу и основал фирму по продаже вооружений, которая осуществляла сделки с покупателями в Грузии и других странах. FBI вело расследование против него по подозрению в военных преступлениях.[102]

 

6.2 Политики

 

Shimon Peres, в течении своей длительной карьеры, с начала образования государства Израиль, был министром, премьер-министром и президентом. Действовал как политик, который продвигал программу создания израильской атомной промышленности.[103] Peres вёл переговоры с министром обороны Германии Franz Josef Strauss о готовности отказаться от финансовых претензий по Holocaust (Халакост) в пользу организации поставок оружия.[104] Он поддерживал тесные отношения с южноафриканским режимом апартеида. Эти взаимоотношения характеризовались поставками оружия в большом количестве.[105] Во время гражданской войны в Ливане играл значительную роль в вооружении ливанской милиции.[106]

 

Ariel Sharon, был израильским генералом, министром и премьер-министром. Известен своей независимостью, который редко следовал указаниям и часто скрывал правду от своего начальства. Был архитектором израильского вторжения в Ливан в 1982 г., „Разделительной стены“ и осады сектора Газа.[107] Sharon принимал участие в спорах по разрешению поставок израильского оружия в ЮАР [108], в Латинскую Америку [109] и в Иран.[110] Будучи министром обороны посещал многие африканские страны в сопровождении израильских продавцов и производителей оружия с целью открытия новых рынков его продажи.[111]

 

Binyamin Ben Eliezer, израильский генерал и министр-советник. Сменил пост министра обороны на пост министра промышленности, занятости и торговли, продвигал оборонную промышленность и торговлю орижием и понял, что благодаря накопленному опыту вооружённых сил в ведении боевых действий израильские оборонные предприятия могли бы иметь торговые преимущества.[112] Он играл значительную роль в создании южноливанской армии, которая помогала сохранять израильскую окупацию Ливана в период с 1982 по 2000 гг.[113]

 

Ehud Barak, командующий израильской Армии, министр-советник и премьер-министр. Он организовал военное подавление второй палестинской интифады, а также операцию вторжения в сектор Газа в 2008/2009 гг., известную под названием "Cast Lead (литой свинец)".[114] Barak плотно связан с израильской оборонной промышленностью, в особенности с компанией Elbit-Systemen, находящейся в частной собственности, и использует эти связи для организации мероприятий в поддержку проведения торговых сделок в пользу израильской оборонной промышленности.[115] Barak играл важную роль в поддержке экспорта оружия в Индию [116] и обвиняется в получении крупных взяток в семизначной величине от призводителей оружия за посредничество в получении оборонных заказов.[117]

 

7. Авторы

 

Dr. Shir Hever политэкономист и журналист. Проживает в Heidelberg (Гейдельберг) и работает в „The Real News Network” / США. Hever защитил диссертацию в свободном университете Берлина в области политической экономии. Публикации: Политическая экономия израильской окупации (2010 г. на английском и в 2014 на немецком языке) и The Privatization of Israeli Security / Приватизация израильской безопасности (2017).

 

Wolfgang Landgraeber, долгое время работал редактором и репортёром политических тележурналов MONITOR и PANORAMA, более 150 репортажей в период с 1979 по 2000 гг., признан самым известным расследующим ТВ-жураналистом общественно-правового телевидения Германии. Наряду с этим является автором более 30 документальных работ и фильмов, часть из которых были отмечены премиями. С 2001 по 2012 гг. руководил документальным отделом культуры и истории в телевизионной редакции WDR (западно-германское радио и телевидение). В настоящее время работает как свободный постановщик фильмов, журналист и доцент в Мюнхене.

_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________

[1] IMI, 2017, “IMI Systems Ltd Company Profile,” February 2017, http://www.imisystems.com/wp-content/uploads/2017/02/IMI-Systems-profile.pdf, accessed August 2018.

[2] Lifshitz, Ya’akov, 2000, Security Economy, the General Theory and the Case of Israel, Jerusalem: Ministry of Defense Publishing and the Jerusalem Center for Israel Studies, pp: 372-373.

[3] Salt, Jeremy, 2008, The Unmaking of the Middle East: a History of Western Disorder in Arab Lands, Berkeley, Los Angeles and London: University of California Press, p. 129.

[4] Lifshitz, op. cit.

[5] Silverstein, Richard, 2017, “1967 War: How a Euphoric Israeli Victory Turned Into a Nightmare,” Middle East Eye, June 5th, https://www.middleeasteye.net/columns/1967-war-euphoric-israeli-victory-turned-nightmare-500930665, accessed August 2018.

[6] Sadeh, Sharon, 2001, “Israel’s Beleaguered Defense Industry,” Middle East Review of International Affairs Journal, Vol. 5, No. 1, March 2001, pp. 64-77.

[7] Khalidi, Rashid, I., 2009, Sowing Crisis: The Cold War and American Dominance in the Middle East, Boston: Beacon Press., pp. 29, 122-127, 216.

[8] Sadeh, op. cit.

[9] Haimowitz, Mordechai, 2012, “Why Did the Lavi Project Really Fail?” NRG, September 1st, 2012, http://www.nrg.co.il/online/1/ART2/399/505.html, accessed April 2014.

[10] Aitoro, Jill, 2018, “IAI Chief Talks International Security Makes a Bold Prediction for Unmanned Tech,” Defense News, August 13th, 2018, https://www.defensenews.com/top-100/2018/08/09/iai-chief-talks-international-security-makes-a-bold-prediction-for-unmanned-tech/, accessed August 2018.

[11] Peri, Yoram, 2006, Generals in the Cabinet Room: How the Military Shapes Israeli Policy, Washington: United States Institute of Peace Press, p. 81.

[12] Cohen, Stuart, 1995, “The Israel Defense Force (IDF): From a ‘People’s Army’ to a ‘Professional Military’ – Causes and Implications,” Armed Forces & Society, Vol. 21, pp. 237-254.

[13] Hever, Shir, 2011, “Elbit Systems,” in Winstanley, Asa & Barat, Frank (eds.), Corporate Complicity in Israel’s Occupation; Evidence from the London Session of the Russell Tribunal on Palestine, London: Pluto Press, pp. 148-154.

[14] Hever, Shir, 2016, “Privatising Israel’s Arms Industry,” Middle East Eye, January 27th, 2016, https://www.middleeasteye.net/columns/privatising-israels-arms-industry-977776963, accessed August 2018.

[15] Gordon, Neve, 2009, “The Political Economy of Israel’s Homeland Security/Surveillance Industry,” The new Transparency, Working Paper, April 28th, p. 6.

[16] Berger, Yotam, 2017, “Israel Arrests Palestinian Because Facebook Translated ‘Good Morning’ to ‘Attack Them’,” Ha’aretz, October 22nd, 2017, https://www.haaretz.com/israel-news/palestinian-arrested-over-mistranslated-good-morning-facebook-post-1.5459427, accessed August 2018.

[17] JPost.com Staff, 2016, “Israeli Firm that Made Gaza Fence Sees Stock Soar After Trump Elections,” Jerusalem Post, November 15th, 2016, https://www.jpost.com/Business-and-Innovation/Israeli-firm-that-made-Gaza-fence-sees-stocks-soar-after-Trump-election-472683, accessed August 2018.

[18] Halper, Jeff, 2015, War Against the People: Israel, the Palestinians and Global Pacification, London: Pluto Press, pp. 145, 167.

[19] Levy, Yagil, 2012, Israel’s Death Hierarchy: Casualty Aversion in a Militarized Democracy, New York: NYU Press, pp. 28-29, 66-67.

[20] Ly, Dickson, 2016, “Factory Tour: the IWI Factory,” Small Arms Defense Journal, May 11th, 2018, https://www.sadefensejournal.com/wp/?p=4350, accessed August 2018.

[21] Reuters Staff, 2018, “Israel's Rafael Stolero make offer for drone firm Aeronautics,” Reuters, August 9th, 2018, https://www.reuters.com/article/us-rafael-m-a-aeronautics-ltd/israels-rafael-stolero-make-offer-for-drone-firm-aeronautics-idUSKBN1KU18V, accessed August 2018.

[22] Gordon, Neve, 2011, “Israel’s Emergence as a Homeland Security Capital”, in Zureik, Elia; Lyon, David; Abu-Laban, Yasmeen (eds.), Surveillance and Control in Israel/Palestine: Population, Territory and Power, New York: Routledge, pp: 163.

[23] ZEIT online v. 1.10.2016

[24] Deutsche Welle vom 4.8.2017 https://www.dw.com/de/china-droht-indien-indirekt-mit-krieg/a-39961960 letzter Aufruf: 12.12.18

[25] quora news https://www.quora.com/Why-Tavor-is-the-favourite-rifle-of-Indian-Special-Forces

[26] Deutsche Welle v. 4.7.2017 https://www.dw.com/de/modis-israel-visite-wertet-beziehungen-auf/a-39536346 letzter Aufruf: 12.12.18

[27] Azernews vom 14.3.2018 https://www.azernews.az/nation/128739.html letzter Aufruf: 12.12.18

[28] Wikipedia: Azerbaijan-Israel relations https://en.wikipedia.org/wiki/Azerbaijan-Israel_relations letzter Aufruf: 12.12.18

[29] „Azerbaijan Makes Massive Iraeli Weapons Purchase–But Not Because of Iran“ in: Eurasianet vom 27.2.2012

[30]„Israel sucht Kampfbasis in Aserbaidschan“ SPIEGEL online vom 29.3.2012

[31] „Aeronautics to build plant in Azerbaijan“, Ha´aretz vom 29.6.2009

[32] Amnesty International Jahresbericht 2018 „Aserbaidschan 1017/18“

[33] „Israeli Company charged with live-testing drone on Armenian Soldiers, Middleeasteye vom 29. August 2018

[34] Amnesty International Länderbericht Aserbaidschan 2017/18

[35] ZEIT online v. 22.4.201

[36] Reporter ohne Grenzen Jahresbericht 2017 https://www.reporter-ohne-grenzen.de/aserbaidschan/ letzter Aufruf: 12.12.18

[37] Andrew Feinstein: Waffenhandel, Verlag Hoffmann & Campe, Hamburg 2012, S. 536 ff.

[38] Feinstein, a.a.O. S. 528 ff

[39] Israel sucht Verbündete in Afrika, Deutsche Welle 1.7.2016

[40] Maike Hoffmann, Die außenpolitische Strategie Israels in Subsahara-Afrika - intensives Engagement zwischen Entwicklungshilfe und Rüstungsexporten, Dissertation, Universität zu Köln, 2016

[41] Maike Hoffmann, a.a.O. S. 125 ff.

[42] Sasha Polakow-Suransky, The Unspoken Alliance – Israels Secret Partnership with Apartheid South Afrika, Vintage Books, New York 2010

[43] Andrew Feinstein, Waffenhandel, S. 540

[44] Maike Hoffmann, a.a.O. S.133

[45] Maike Hoffmann, a.a.O. S.134

[46] Michal Zak: Did Israel arm Rwanda during the 1994 genocide? Middleeasteye vom 16. 1. 2015, Letzter Aufruf 13. Februar 2015 9:15 UTC

[47] Siehe Fußnote 45

[48] Siehe Fußnote 45

[49] French Media: Israel Aided Ivory Coast Military in Attacks; inHaaraetz vom 17. November 2004 https://www.haaretz.com/1.4759110 letzter Aufruf: 12.12.18

[50] Maike Hoffmann a.a.O. S. 135

[51] Ibid. S. 144

[52] BBC-Meldung: http://www.bbc.com/news/world-africa-1572563252

[53] Maike Hoffmann a.a.O. S. 143

[54] European and Israeli Arms fuelling South Sudan conflict: UN-report, Newsweek vom 21.10.2016 https://www.newsweek.com/european-israeli-arms-fuelling-south-sudan-conflict-un-report

[55] Israeli prosecutor defends arms export to South Sudan in: Sudantribune v. 12.8.2017 http:www.sudantribune.com/spip.php?article63232 letzter Aufruf 12.12.18

[56] Klein, Naomi, 2007, “Laboratory for a Fortressed World,” The Nation, July 2nd, 2007, https://www.thenation.com/article/laboratory-fortressed-world/ , accessed August 2018.

[57] Klein, Naomi, 2007, The Shock Doctrine: The Rise of Disaster Capitalism, Metropolitan Books, New York.

[58] Kotler, Oshrat, 2008, “The Lords of War,” Channel 10, 31. März ,2008.

[59] Hamushim, “A Lab and a Showroom: Israeli Military Industries and the Oppression of the Great March of Return in Gaza,” June 2018, https://enhamushim.files.wordpress.com/2018/06/report-with-covers1.pdf, accessed August 2018.

[60] Feldman, Yotam, 2013, “The Lab,” Gum Films, Israel.

[61] Cook, Jonathan, 2017, “Israel Maintains Robust Arms Trade with Rogue Regimes,” Al-Jazeera, October 23rd, 2017, https://www.aljazeera.com/news/2017/10/israel-maintains-robust-arms-trade-rogue-regimes-171022100816302.html, accessed August 2018.

[62] Swirski, Shlomo, 2010, “The Burden of the Israeli-Palestinian Conflict: Status Report 2010,” Adva Center, Tel-Aviv, June 2010.

[63] Gordon, Neve, 2008, Israel's Occupation, Berkeley, Los Angeles, London: University of California Press.

[64] Shadmi, Erella, 2012, The Fortified Land; Police and Policing in Israel [Eretz Meuvtakhat: Mishtara, Shitur Vehapolitika Shel Habitakhon Ha’ishi], Tel-Aviv: Hakibutz Hameukhad.

[65] Gordon, 2008, Op. Cit., pp. 171, 189.

[66] Graham, Stephen, 2011, Cities Under Siege: The New Military Urbanism, London and New York: Verso.

[67] Gordon, 2009, Op. Cit.

[68] Harel, Amos, 2017, “Israeli Intelligence Helped Thwart Dozens of Terror Attacks Worldwide,” Ha’aretz, September 28th, https://www.haaretz.com/israel-news/israeli-intelligence-helped-thwart-dozens-of-terror-attacks-worldwide-1.5453949, accessed August 2018.

[69] Anti-Defamation League (ADL), 2014, “ADL Trains Law Enforcement Commanders from Across the Country on the Latest Extremist and Terror Threats,” ADL, June 11th, 2014, http://dc.adl.org/adl-trains-law-enforcement-commanders-from-across-the-country-on-the-latest-extremist-and-terrorist-threats/, accessed August 2018.

[70] Speri, Alice, 2017, “Israel Security Forces are Training American Cops Despite History of Rights Abuses,” The Intercept, September 15th, 2017, https://theintercept.com/2017/09/15/police-israel-cops-training-adl-human-rights-abuses-dc-washington/, accessed August 2018.

[71] Johnson, Jimmy, 2010, “India Employing Israeli Oppression Tactics in Kashmir,” Electronic Intifada, August 19th, 2010, https://electronicintifada.net/content/india-employing-israeli-oppression-tactics-kashmir/8985, accessed August 2018.

[72] Feldman, Op. Cit.

[73] Yacobi Keller, Uri, 2009, “Academic Boycott of Israel and the Complicity of Israeli Academic Institutions in Occupation of Palestinian Territories,” The Alternative Information Center, Socioeconomic Bulletin, No. 23-24, Jerusalem, October 2009, https://bdsmovement.net/files/2011/02/EOO23-24-Web.pdf, accessed August 2018.

[74] Ibid.

[75] Ben-Israel, Yitzhak, 2011, “A National R&D Policy as a Combined Arms Systems: Conclusion Document,” Herzeliya Conference, http://www.herzliyaconference.org/?CategoryID=539&ArticleID=3384, accessed August 2018.

[76] Machold, Rhys, 2018, “Reconsidering the Laboratory Thesis: Palestine/Israel and the Geopolitics of Representation,” Political Geography, Vol. 65, pp. 88-97.

[77] Abu-Manneh, Bashir, 2018, “Why Israel Kills,” Jacobin, July 4th, 2018, https://www.jacobinmag.com/2018/04/israel-palestine-gaza-occupation-protests, accessed August 2018.

[78] Alabbasi, Mamoon, 2014, “Israeli Cost of Operation Protective Edge,” Middle East Eye, July 23rd, 2014, https://www.middleeasteye.net/news/israeli-cost-operation-protective-edge-2046309157, accessed August 2018.

[79] Theohary, Catherine A., 2015, “Conventional Arms Transfers to Developing Nations 2007-2014,” Congressional Research Service, document 7-5700, pp. 35-36, 62-63.

[80] Cohen, Gili, 2013, “Israel is World’s Largest Exporter of Drones, Study Finds,” Ha’aretz, May 19th, 2013, https://www.haaretz.com/.premium-israel-is-greatest-exporter-of-drones-1.5243373, accessed September 2018.

[81] http://www.iai.co.il/2013/37344-en/Unmanned%20Air%20Systems.aspx

[82] Michaeli, Sarit, 2012, “Crowd Control: Israel’s Use of Crowd Control Weapons in the West Bank,” B’tselem, December 2012, https://reliefweb.int/sites/reliefweb.int/files/resources/Crowd%20Control%20Israel%E2%80%99s%20Use%20of%20Crowd%20Control%20Weapons%20in%20the%20West%20Bank.pdf, accessed September 2018.

[83] Whetham, David, 2013, “Killer Drones: the Moral Ups and Downs,” RUSI Journal, Vol. 158, No. 3, pp. 22-32.

[84] War on Want, 2013, “Killer Drones: UK Complicity in Israel’s Crimes Against the Palestinian People,” https://waronwant.org/sites/default/files/Killer%20Drones%2C%20War%20on%20Want.pdf , accessed September 2018.

[85] UPI, 2013, “Israel Said to be World Leader in UAV Exports,” UPI, May 20th, 2013, https://www.upi.com/Israel-said-to-be-world-leader-in-UAV-exports/44811369066024/, accessed October 2018.

[86] Levy, Yagil, 2012, Israel’s Death Hierarchy: Casualty Aversion in a Militarized Democracy, New York: NYU Press, p. 29.

[87] Doron, Assaf, 2010, “IDF: 50% of the Jewish Population Aged 18-40 Do Not Serve in Any Capacity,” Knesset Committee for Foreign Relations and Security, November 9th, 2010, http://portal.knesset.gov.il/Com4bitachon/he-IL/Messages/9.10.10.htm, accessed July 2013.

[88] Levy, Op. Cit.

[89] Blum, Brian, 2018, “9 Israeli Drone Startups that are Soaring to Success,” Israel 21C, March 20th, 2018, https://www.israel21c.org/9-israeli-drone-startups-that-are-soaring-to-success/, accessed September 2018.

[90] Melman, Yossi, 2006, “Israeli UAVs in Africa’s Skies,” Ha’aretz, April 30th, 2006, http://www.haaretz.co.il/news/uav/1.1102078, accessed September 2018.

[91]Jennings, Gareth, 2018, “Germany Signs Heron TP Leasing Contract,” Jane’s 360, June 15th, 2018, https://www.janes.com/article/81029/germany-signs-heron-tp-leasing-contract, accessed September 2018.

[92] Mackey, Robert, 2018, “Secret Israeli Report Reveals Armed Drone Killed Four Boys Playing on Gaza Beach 2014,” The Intercept, August 11th, 2018, https://theintercept.com/2018/08/11/israel-palestine-drone-strike-operation-protective-edge/, accessed September 2018.

[93] Ahronheim, Anna, 2018, “IAI Tests New Capabilities of Latest Rotem ‘Suicide Drone,’” Jerusalem Post, June 26th, 2018, https://www.jpost.com/Israel-News/IAI-tests-new-capabilities-of-latest-Rotem-suicide-drone-560877, accessed September 2018.

[94]Magid, Jacob, 2018, “Israeli Dronemaker Said to have Bombed Armenians for Azerbaijan Faces Charges,” Times of Israel, August 29th, 2018, https://www.timesofisrael.com/israeli-dronemaker-said-to-have-bombed-armenians-for-azerbaijan-faces-charges/, accessed September 2018.

[95] Andrew Feinstein, Waffenhandel, Seite 521 ff.

[96] SPIEGEL Online: Israels Geschäft mit dem Krieg“ vom 19.8.2014

[97] ENAR Fact Sheet 40, Oktober 2009, Seite 3, www.enar-eu.org letzter Aufruf 12.12.18

[98] Yotam Feldman: The Lab - Das Versuchslabor. Krieg als Experimentierfeld für die Rüstungsindustrie. DVD Absolut Medien 2013 www.absolutmedien .de

[99] https:www.rheinmetall-defence.com/de/rheinmetall_defence

[100] Palestinian Center for Human Rights (PCHR); Hickman and Rose, 2008, “British Police Failed to Arrest Israeli War Criminal,” The Electronic Intifada, February 21st, 2008, http://electronicintifada.net/content/british-police-failed-arrest-israeli-war-criminal/3321, accessed October 2018.

[101] Shforer, Sharon, 2012, “The Retired General Assaulted the Business World – and Burnt Tens of Millions of NIS,” TheMarker, May 11th, 2012, http://www.themarker.com/markerweek/1.1705583, accessed October 2018.

[102] Hartman, Ben, 2015, “Gal Hirsch Withdrawn as Candidate to Lead Police after Weeks of Controversy,” Jerusalem Post, September 23rd, 2015, http://www.jpost.com/Israel-News/Former-IDF-officer-Gal-Hirsch-wont-be-next-police-chief-Erdan-says-417907, accessed October 2018.

[103] Melman, Yossi, 2016, “Shimon Peres: the Architect of Israel’s Nuclear Program,” Jerusalem Post, September 28th, 2016, https://www.jpost.com/Israel-News/Shimon-Peres-The-architect-of-Israels-nuclear-program-468893, accessed October 2018.

[104] Cashman, Greer Fay, 2013, “The Peres Peregrinations,” Jerusalem Post, November 5th, 2013, https://www.jpost.com/On-the-Web/The-Peres-peregrinations-330696, accessed October 2018.

[105] McGreal, Chris, 2010, “Revealed: How Israel Offered to Sell South Africa Nuclear Weapons,” TheGuardian, May 24th, 2010, https://www.theguardian.com/world/2010/may/23/israel-south-africa-nuclear-weapons, accessed October 2018.

[106] Ravid-Ravitz, Yair, 2013, Window to the Back Yard: The History of Israel’s Ties with Lebanon, Facts and Illusions [Khalon Lakhatzer Ha’akhorit: Toldot Kishrei Yisrael Im Levanon, Uvdot Veashlayot], Yahood:Ofir Bichurim.

[107] Blumenthal, Max, 2014, “How Ariel Sharon Shaped Israel’s Destiny,” The Nation, January 11th, 2014, https://www.thenation.com/article/how-ariel-sharon-shaped-israels-destiny/, accessed October 2018.

[108] Middleton, Drew, 1981, “South Africa Needs More Arms, Israeli Says,” The New York Times, December 14th, 1981, https://www.nytimes.com/1981/12/14/world/south-africa-needs-more-arms-israeli-says.html, accessed October 2018.

[109] Frankel, Glenn, 1986, “Israeli Economy Depends on Nation’s Role as Arms Exporter,” The Washington Post, December 12th, 1986, https://www.washingtonpost.com/archive/politics/1986/12/12/israeli-economy-depends-on-nations-role-as-arms-exporter/2bc58146-54e7-4bd2-8c92-cb5a93ba28a3/?noredirect=on&utm_term=.0d4d671649a0, accessed October 2018.

[110] UPI, 1982, “Sharon Defends Israeli Arms Sales to Iran,” UPI, May 29th, 1982, https://www.upi.com/Archives/1982/05/29/Sharon-defends-Israeli-arms-sales-to-Iran/3787391492800/, accessed October 2018.

[111] Nitzan, Jonathan; Bichler, Shimshon, 2002, The Global Political Economy of Israel, London: Pluto Press.

[112] Cook, Jonathan, 2013, “Israel’s Booming Secretive Arms Trade,” Al-Jazeera, August 16th, 2013, https://www.aljazeera.com/indepth/features/2013/08/201381410565517125.html, accessed October 2018.

[113] Efrati, Ido; Aderet, Ofer; Lis, Jonathan, 2016, “Benjamin Ben-Eliezer, Veteran Israeli Politician and Former Defense Minister, Dies at 80,” Ha’aretz, August 28th, 2016, https://www.haaretz.com/israel-news/benjamin-ben-eliezer-former-defense-minister-dies-at-80-1.5430001, accessed October 2018.

[114] Harel, Amos, 2009, “Cast Lead Expose: What did the IDF Think Would Happen in Gaza?” Ha’aretz, March 26th, 2009, https://www.haaretz.com/1.5027980, accessed October 2018.

[115] Hever, Shir, 2018, “Israeli Military Strangles its Own Weapons Manufacturer to Privatize It,” TheRealNews Network, March 15th, 2018, http://imemc.org/article/israeli-military-strangles-its-own-weapons-manufacturer-to-privatize-it/, accessed October 2018.

[116] UPI, “Israel Seeks Major Arms Deals with India,” UPI, February 4th, 2013, https://www.upi.com/Israel-seeks-major-arms-deals-with-India/62081359996041/, accessed October 2018.

[117] Ha’aretz, “Olmert: Ehud Barak Pocketed Millions in Bribes from Arms Sales,” Ha’aretz, November 7th, 2014, https://www.haaretz.com/olmert-barak-profited-from-bribes-1.5325834, accessed October 2018.

contact

ArmsInformationCentre

www.rib-ev.de

 

Office and Library Freiburg

Stühlingerstraße 7

79106 Freiburg

Germany

MAIL: rib@rib-ev.de

+49 761 / 76 78 208

 

Office Berlin

Marienstraße 19-20

10117 Berlin

Germany

 

Office Vienna

Lederergasse 23

1080 Wien

Austria

Office Hours

Our offices are not open to the public, but visits are possible by appointment.

 

The offices are occupied from 9:30 am to 4:00 pm.

Donations Account

The RüstungsInformationsBüro (RIB e.V.) is a public charity, which means that donations are tax-deductible. For donations of up to 200 EUR, the German tax authorities need only the deposit slip. For larger donations, we are of course happy to provide you with an official donation receipt.

 

our account:
RIB e.V.
IBAN: DE56 4306 0967 8041 0738 00
BIC: GENODEM1GLS